В связи с неоднозначным отношением в обществе к “шизофреникам” и большой распространенностью (1% населения) решила написать статью, проливающий немного света на шизофрению.

Болезнь характеризуется постоянно прогрессирующим течением и панацеи на сегодняшний день, увы, нет. Нет и достоверно точных сведений о причинах заболевания. Только наследственная предрасположенность и факторы, способствующие развитию шизофрении: травмы головы, алкоголизм, наркомания, стресс.

Шизофрения

Больные шизофренией нередко талантливы в какой-либо области, например, довольно известные личности: Ван Гог, Гоголь, Ницше.

Однако, не менее редко встречаются и сверх ценные идеи. К примеру, больному кажется, что он выявил зависимость диаметра деревьев от расстояния до опушки леса. И начал старательно выводить формулу для вычисления объема древесины. Длительно проводил исследования, что стало мешать его основной работе. Вывел-таки формулу, разослал данные по научным журналам, но приведенные расчеты оказались неубедительны, публикаций не было. Больной начал вести обширные переписки с издательствами, убеждая их в своей правоте, личные беседы со специалистами тоже не разубедили его. Единственной темой для разговоров с близкими стала эта формула. Раздражался, если приводили доводы, противоречащие его открытию.

Шизофрения характеризуется многообразием проявлений. Но я приведу лишь некоторые из них, наиболее часто встречающиеся.

Псевдогаллюцинации – пресловутые голоса в голове, именно в голове. Но при этом больному может казаться, что эти голоса – сигнал из космоса или спец агенты транслируют сложным прибором голос прямо в голову.

Голоса могут быть самыми разными. Например, могут принадлежать покойной сестре, словно она вещает с того света.

Или комментирующий голос: Ну как ты моешь тарелку?! Вон, грязь пропустила! А с обратной стороны кто мыть за тебя будет?

Голос антагонисты, с ощущением что это ангел и демон на разных плечах говорят:

– Возьми нож и зарежь Палыча!

– Он ведь хороший человек, не надо!

– Чего ты ждешь? Расправься с ним!

– Ну не надо, он тебе еще червей накопать завтра может.

Императивный голос. Больной ему не может сопротивляться. Никак. Объяснения, убеждения, мол, если ослушаешься голос, тебе ничего не будет – не помогут. Психотерапия тут бессильна. Ведь шизофрения – структорное повреждение мозга. Если голос прикажет зарубить бабушку, больной пойдет за топором. Голос может приказать молчать. Или даже выброситься из окна. Этот голос зачастую неприятен, больной его боиться. Однако, императивный голос может быть не таким “злым”, и даже способен заставить больного идти к психиатру.

Лекарства помогают таким больным, голос либо исчезает, либо становится доброжелательным. Эта самый опасный голос. И он, как правило, направлен лишь на близких людей.

Еще бывает просто эхо других голосов и собственного голоса больного.

Больные зачастую не хотят рассказывать о голосах, они частично понимают, что это ненормально и находят объяснение голосам. Однако, голоса мешают жить. Могут будить по ночам, могут петь песни, слова которых пациент и не знает наизусть, больные иногда сами вызывают скорую среди ночи. Обычно везут сначала в наркологию, а уже затем в психиатрическую больницу.

Другие проявления:

Разорванность мышления: “Хотите я вам из ручки ракету соберу? Я же как Спартак, работаю на дому, а хлеб покупаю в бассейне”.

Паралогичные суждения: Объясните пословицу ЭНе плюй в колодец – пригодится воды напиться”. Ну, это еще когда было? При Петре I, он же к нам в страну журавлей завез, а те летали, летали…

Катония: Больной может быть полностью обездвижен от нескольких минут, до несколько дней.

Симптом воздушной подушки – если вытащить из-под больного в кататонии подушку, он так и останется лежать с приподнятой головой.

Это состояние требует медицинской помощи, так как больной не может удовлетворять физиологические потребности.

Амбивалентность: больной может улыбаться, обнять вас и укусить. Или будет ластиться, гладить, и тут же ударит.

Открытость: больному кажется, что его мысли доступны другим.

Как видите, большой опасности для окружающих больные шизофренией не представляют, чаще просто досаждают.

Они могут казаться вполне адекватными: при легком течении, если не спрашивать значение пословиц и поговорок, вы и не узнаете, что человек болен. Для установления диагноза “Шизофрения” необходимо наблюдение у психиатра не менее 1 года.

автор: DrCaddy (Пикабу)


История:

Шизофрения на самом деле.

Привет, я не скажу, как меня зовут, я живу с шизофреником уже как минимум десять лет, и он мой брат.

Мне тяжело говорить об этом, поэтому, возможно, что-то будет написано сумбурно и на эмоциях, но по возможности я постараюсь этого избежать. В этой статье я расскажу вам немного о том, какого это – жить с шизофреником “на самом деле”. А также развею некоторые устоявшиеся уже в интернетах байки на тему того, как работает сам процесс отправления человека в больницу для психически больных. И нет, у этого поста не будет второй-третьей-пятидесятой части, поскольку все, что я хотела бы сказать, я изложу в нем.

Почему же вообще возник этот пост? Все просто – DrCaddy хоть и перечислила основные симптомы, но и в начале, и в завершении поста делает упор на то, что шизофреники не представляют большой опасности для окружающих. “Даже несмотря на то, что из некоторых перечисленных симптомов легко отобрать противоречащие этому требованию” Что ж, поехали.

Началось это все, когда мне было лет десять, и действительно, в своем зарождении болезнь была некой безобидной для окружающих вариацией депрессии. Он мог стоять часами и пялиться в стену, иногда начинал бить в нее кулаком, и ни с кем не разговаривал. Родители мои ни разу не врачи, а он никогда не отличался примерным и общительным поведением, так что тревогу бить стали только тогда, когда он впервые повел себя и агрессивно, и неадекватно, и стало ясно, что это просто заскок. Его обследовали и прописали лекарства. Лекарства вроде бы помогли, а вроде и не совсем – как выяснилось после, он перестал их принимать и только делал вид, что пьет, а потом выплевывал таблетку и жил себе припеваючи дальше.

К сожалению, припеваючи он жил в прямом смысле этого слова, днями напролет играя на гитаре, игнорируя время суток и желание послать окружающих. Под гитару он любил петь, а в этом, очевидно, приятном занятии ему помогал усилитель, чтобы радостно стало не только ему и нам, а еще и всем нашим соседям.

Еда в доме приравнивалась к ценным ресурсам, потому как после пения ему надо было поесть, а о том, что в квартире живут еще и другие люди, можно было благополучно забыть. Так что её мы стали прятать. Зимой было проще, можно было убрать еду на балкон, летом сложнее, и холодильник стоял почти пустой.

Еще он курил, как паровоз, также игнорируя наличие в квартире людей, не желающих приобщаться к этому действу ни активным, ни пассивным образом. Да, это все ни разу не агрессия, но если собрать все вместе, ты приходишь в место, которое должно быть твоим домом, и ты не можешь отдохнуть после учебы, работы, потому что на мозг тебе давит его “музыка”, слышная уже на подходе, ты не можешь поесть, потому что в холодильнике пусто, вся квартира провоняла дымом, так что дышать тоже не очень здорово. Очень часто у тебя не получается поспать совсем или хотя бы выспаться, потому что шоу маст го он и ночью, о чем я говорила ранее. Попробовать остановить сытого и отдохнувшего невменяемого двадцатилетнего бугая своими силами или потерпеть еще немного, должен же он когда-то спать – постоянный давящий выбор, потому что услышал он нас (да и вообще обращал внимание на наше существование) только по настроению (читай, когда нужны были деньги на еще одну пачку сигарет), а применять силу было чревато неизвестными последствиями, поведение психа непредсказуемо. Это жизнь в постоянном напряжении и стрессе, от нее не уйти и от нее не отдохнуть.

Со временем ты тоже начинаешь меняться, приспосабливаясь к новым условиям. Я за эти годы сначала пыталась понять его, все-таки брат, да и он, возвращаясь из больницы относительно вменяемым, пытался поговорить о том, какой он непонятный и несчастный. Потом я просто отстранилась и перестала ему доверять. Как мне сейчас кажется, это было самым здоровым выбором в этой ситуации, ведь раз за разом “несчастный и непонятный”, возвращался в состоянии “способен к диалогу” катился в одну и ту же сторону, продолжая издеваться над нами и живя в свое удовольствие. Родители менялись по кривой. Сначала они тоже пытались его понять, выслушивали все его излияния. Потом терпение кончилось, и его перестали оправдывать тем, что он бедный больной мальчик, и в целом тогда к нему относились негативно. Потом они вернулись к предыдущей стадии “бедного больного мальчика”. Сейчас я говорю об общем восприятии ими ситуации, потому что восприятие её в частности менялось в зависимости от его поведения, что логично, то есть его терпели, пока он особо не мешал или выключал музыку по первому обращению, и переставали терпеть, когда он борзел.

Потом болезнь начала развиваться. Диагноз “шизофрения” ему действительно поставили не сразу, в частности потому, что он был до ужаса изворотлив и лжив. Врач, которая вела его тогда, через какое-то время даже вычленила эту его патологическую лживость как отдельный симптом его болезни. Он стал проявлять агрессию все чаще, появились какие-то голоса, которые говорили ему что-то делать. В результате он называл отца Гитлиром, или обоих родителей – какими-то агентами, сломал отцу руку, когда тот пришел к нему выключать музыку, а в другой раз ударил его в голову, когда тот просто сидел за столом, чудом не убил. Ему нормально было ударить меня под дых, или приподнять и кинуть на пол – никаких моральных терзаний за этим бы не последовало. Описывать все, что происходило, мне не хочется, так что отмечу только, что для него дело этими случаями вовсе не ограничилось. Однажды он пытался выкинуть меня и мать из квартиры, и мне приходилось держать дверь, которую он ломал, пока она звонила в скорую. Как только он просек, что мне неприятно его присутствие, он сразу стал появляться везде, где только мог, когда я выходила из комнаты, так что поесть на кухне стало еще сложнее. Он научился взламывать двери и крал деньги на очередные сигареты, или засиживался с комфортом за телевизиором – компьютером, так что даже сбегать, пардон, в туалет становилось целым квестом – как сделать это и успеть вернуться в комнату, чтобы и он туда не зашел, не успел вскрыть дверь за то время, что тебя нет. Сейчас он еще и впадает в состояние, в которое вообще себя не контролирует, в результате чего вся квартира – его отхожее место, где встанет, там и сделает свое дело.

Говоря отдельно о физической силе, по её проявлениям также было видно, что он ненормален. Она проявлялась абсолютно непредсказуемым образом, он мог быть полным слабаком, над которым бы поглумился и пятиклассник, а мог быть бешено сильным. Как-то пятеро не самых хлипких полицейских с трудом скрутили его одного, учитывая, что он ведет сидячий образ жизни, передвигается максимум по квартире и вокруг нее и постоянно что-то жрет.

Еще один показатель – деградация. Он не способен к труду, врач это признала, и он абсолютно не может смотреть в будущее, видеть причину и следствие. Каждый раз, как его забирают и как он возвращается, происходит одно и то же с незначительными вариациями: когда за ним приезжают, он начинает активно сопротивляться, просить, чтобы его оставили и в целом не хочет ехать в больницу: но никогда, ни единого разу он не переставал делать то, что приводит его к этому итогу, притом, что ему много раз объясняли, почему это происходит. И он продолжает утверждать, что нормален и что в больнице ему делать нечего, а потому раз за разом перестает пить лекарства по возвращении домой.

DrCaddy упоминает императивный голос, который распространяется в основном на одних только близких. Вам, мол, люди, бояться нечего. Что ж, это зависит от диагноза, но одно могу сказать точно – хоть в его диагнозе и прописано, что болезнь делает особый упор на близких, на отца в частности, но это совсем не мешает ему лезть к другим людям, хоть и куда как реже, ведь из квартиры он почти не выходит. Одно время он досаждал какой-то женщине, но об этом мы узнали только потому, что она была связана с больницей и обратилась к его врачу. Сколько всего было людей, к которым он лез, я не знаю.

Говоря о больницах и о том, как туда попасть. Что ж, это отнюдь не так просто, как утверждают авторы забавных историй из разряда “я притворился, что слышу голос, чтобы откосить, и меня тут же замели, и отпустили только когда я уже в психушке объяснил врачу, что…”. Ага, сейчас. Чтобы забрать человека, уже получившего диагноз шизофрения, нужно, чтобы:

а) он проявил агрессию, либо присутствовала угроза другим людям (пример – включил газовую плиту и стоял шёлкал зажигалкой. Кстати, как по-вашему угрожает ли это кому-то еще, помимо близких?

б) На столе у лечащего врача лежало заявление от родителей, что он начал проявлять первые признаки агрессии. В противном случае к нему приедут, спросят “ну что, поедешь с нами?”, и если он будет способен вменяемо ответить “нет”, просто уедут, потому что “ну а что, он же ж вменяемый”, и потому что он должен подписать заявление на согласие о своей госпитализации. Кстати, в том случае, когда он ломал дверь, а мать звонила в скорую, скорая приехала весьма быстро (да и вообще они быстро приезжают), и мне даже удалось открыть дверь, проскочить мимо него, но вот что было после. Два санитара просто стояли внутри, наблюдая, как я держу ручку входной двери, пока он пытается отпихнуть меня и открыть её, и спрашивают его, поедет ли он с ними. Пока я, запыхавшись, не сказала, что он же сейчас убежит, они просто наблюдали, да и после этого не сказать что воспылали любовью к действиям. Спасибо хоть в итоге скрутили и увели, хоть и это у них получилось с трудом, про силу я уже говорила. Насчет побегов – это тоже бывало не раз. Из дома после вызова скорей, её приезда (заметил машину из окна), из скорой, из больниц. Прекратилось только после того, как эту его любовь к свободе не отметили где-то у себя в документах врачи, но предотвращение побегов из дома все периодически ложится на наши плечи.

Возвращаясь к теме заявлений, иногда и этого недостаточно. Во многих психбольницах не любят психов. Они им там не сдались, так что избавиться от них и выпереть их обратно домой как можно раньше они стараются при малейшей возможности даже в ушерб лечению (не скажу про все больницы России, может, где-то и есть идеальная психушка, но во многих из тех, с которыми мы сталкивались, ситуация преимущественно такая). Иногда нам везет и им реально занимаются, а на выходе делают укол (позволяет не принимать таблетки еще пару недель, что реально помогает, потому что тогда он относительно вменяем). Иногда с врачами приходится чуть ли не бороться – недавно его довезла скорая до больницы, а оттуда развернули, потому что он, видите ли, недостаточно для них агрессивен. Для скорой, значит, достаточно, а для них – нет. На минуточку, в тот момент его сопровождал отец, которому он сильно повредил ранее руку, она вся распухла и пестрела синющим цветом.

В заключение хочется также добавить, что цитата а-ля “психом быть круто”, потому что если ты псих, то ты не такой, как масса вокруг, любят очень многие. Утверждать что психи бедные, безобидные и несчастные любит не меньше народу. И то, и другое ложно. Это понимаешь, когда живешь в вечном унижении, постоянном сокращении первичных потребностей вроде еды, тишины и сна. Большинство моих друзей не знают обо всем этом, потому что я все еще не избавилась до конца от мысли, что это стыдно – так жить, иметь брата-психа. Сейчас я не живу с родителями, многое стало проще, но эти проблемы по-прежнему в моей жизни, потому что родители все еще остались в этом дерьме, и что делать – неясно, потому что сейчас они сочувствуют ему несмотря на все то, что он делал и продолжает делать. Да, есть люди с безобидными симптомами и заболеваниями. Допускаю, что есть и сравнительно мирные шизофреники или люди, которые борются с болезнью. Случай, который я привела, не подходит под эти утверждения. Не все шизофреники безобидны. Так что пожалуйста, не оправдывайте что-то, пока не изучили это на сто процентов, и не подвергайте свою жизнь лишней опасности, бездумно доверяя подобным суждениям.

автор: Chipovnik

Шизофрения
21 оценок, Средняя оценка: 5 из 5

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *